Страницы

четверг, 2 августа 2012 г.

Апология СПГС

Решил написать целый пост на тему, затронутую в последнем предложении предыдущего. Я действительно не очень понимаю, как можно задаваться вопросом «что хотел сказать автор произведения?» Единственно важным мне кажется вопрос «что он на самом деле сказал?».

При этом многие, мне кажется, действительно считают, что если автор не думал о чем-то во время создания произведения, то этого там как бы и нет. Лично я не представляю, каким образом субъективная реальность мыслей автора может влиять на восприятие объективной реальности текста. Можно подумать, если «Войну и мир» набьют на своих машинках эти пресловутые обезьяны, она перестанет быть «Войной и миром».

Я не приверженец каких-то радикальных версий концепции «смерти автора». Я не считаю, что автор не играет роли в создании произведения, что его личность и опыт не имеют значения. Тем более я не считаю, что «каждый находит в произведении свой смысл» (это, вообще, ужасно пошло, на мой взгляд). Естественно, автор отвечает за содержание произведения. Естественно, именно автор формирует абсолютно большую часть смыслов текста. Но часто (даже не всегда) бывает, что произведение оказывается больше, чем его создатель.

Дело, наверное, не в каком-то божественном вмешательстве, и не в гениальном подсознании автора, а просто в том, что логика и язык несовершенны в своей многозначности. Очень часто случается, что сказав что-то, ты уже постфактум понимаешь, что твои слова имели какой-то второй смысл и тут же добавляешь «Я не в этом смысле! Я имел в виду, что…». При этом этот второй смысл от твоих оправданий, разумеется, никуда не исчезает. Не представляю, почему так не может произойти с автором.

Комментариев нет:

Отправить комментарий